Газета «Университет тынысы»
№9 (223) от 19 ноября 2015г.

ОН БЫЛ ДОБРЫМ НАСТАВНИКОМ

Марс Фазылович Уркумбаев – выдающийся ученый, педагог-организатор, новатор высшего учебного заведения. В памяти многих людей, работавших рядом с этим прекрасным человеком, он остался и как заботливый наставник, добрый друг и советчик.
В этой статье я не буду анализировать его научные труды, приводить автобиографические данные, перечислять его государственные и общественные должности, а на частных, непосредственно относящихся ко мне примерах

постараюсь показать его высокий интеллект, прозорливость и новаторское искусство.
Напоминать о том, что он первого года своего ректорства ежегодно отправлял в крупные научные центры России молодых преподавателей излишне, ибо об этом не раз в СМИ обнародовались факты. Гораздо интереснее то, что эти аспиранты, находясь вдали от Родины, становились обладателями квартир в г. Джамбуле. Об их семьях позаботился ректор института. Нынешними мерками такое трудно даже представить. Это для них было большим стимулом к возвращению в свой родной вуз, посвящать ему свои знания, умения и энергию. Так и было, они старались возвратить тот «аванс», который был выдан им ректором ДГМСИ. Ныне эти аспиранты уже сами маститые профессора, доктора наук: Ахметов А.С., Алимбаев Б.А., Заурбек А., Мырзашев С.М., Аймен А.Т., Кариев Д.А., Ибатуллин С.Р., Карлиханов О.К., Бекбасаров И.И., Тулегенов Ш., Калыбекова Е., кандидаты наук, доценты: Ходанков Н.А., Нарбаев Т.И., Ишангалиев Т.С., Мыржыкбаев Б.М., Махамбетов А.М., Серимбетов А.Е., Ниеткалиев, Асанова Д.А. и многие другие.
    Такую заботу ощущал и я, перешедший из КазНИИВХ в ДГМСИ заведующим кафедрой «Теоретическая механика». Имея трехкомнатную квартиру, в которой проживал с двумя детьми, вовсе не думал о расширении жилья.
Как-то вечером, возвращаясь с работы, слышу голос Зарубаева Габбаса Мукажановича:
- Абдуманап, тебе выделили четырехкомнатную квартиру, завтра забери в профкоме ордер.
Я был удивлен и не знал, верить услышанному или нет. Вдруг вспомнил: когда Марс Фазылович беседовал со мной еще до конкурса на заведование кафедрой «Теоретическая механика», спрашивал, где я живу, имею ли квартиру. Тогда я недопонимал его мысли и самодоводно говорил, что у меня трехкомнатная квартира на втором этаже. И ничего не подозревал. Но Марс Фазылович был человеком прозорливым.
Марс Фазылович в то время часто ездил в Москву. Каждый раз по приезду в Москву собирал аспирантов, интересовался их успехами, спрашивал, чем им помочь. Все они потом успешно завершали учебу, возвращались в свой институт. Таким образом, за короткий исторический срок Марс Фазылович вывел ДГМСИ на уровень институтов, обладающих солидным составом кандидатов наук. На повестке дня теперь стояла подготовка докторов наук. В то время Марс Фазылович был единственным доктором наук в ДГМСИ.
С чего начинать? Тогда докторантуры не было. Умение находить оригинальное решение и брать на себя ответственность было в духе Марса Фазыловича, новатора высшего учебного заведения. Однажды он велел собрать в малом зале института всех, кто работал над докторской диссертацией: Серикбаева Б.С., Распаева К.Р., Сарсекеева С.А., Сулейменова Ж.Т. и меня. Коротко рассказал о ситуации в институте, о количественном и качественном составе преподавателей ДГМСИ, отсутствии профессорского корпуса. Постепенно перешел к вопросу, что необходимо каждому из нас, чтобы мы завершили свои докторские диссертации. Естественно, мы говорили о нехватке времени, о том, что заняты преимущественно выполнением учебной нагрузки. Надо отдать ему должное, несмотря на все регламентирующие положения, принял рискованное для себя решение: уменьшить учебную нагрузку каждому из нас до 300 часов в год, пока мы не закончим работу над своими диссертациями.
Удивительным свойством Марса Уркумбаева было и то, что он никогда не отменял своего решения, обещанное выполнял всегда. Подчиненные тоже привыкли к его манере руководства и поэтому старались в срок исполнять свое обязательство. И в этот раз было так. Сначала защитил докторскую диссертацию Серикбаев Б.С., затем Сулейменов Ж.Т., Абдураманов А., Рыспаев К.Р. Так образовалось профессорское ядро в ДГМСИ.
В те времена защита докторской диссертации было большим событием не только в своем вузе, городе, а даже в масштабе республики.
Весной 1988 года Марс Фазылович позвонил мне домой из Москвы и потребовал срочно приехать в сельхозакадемию имени К.А. Тимирязева: «Будем уточнять срок защиты твоей докторской диссертации. Тут вместе со мной на семинаре ректор МГМИ, председатель докторского Совета В.И. Голованов», - сообщил он.
Еще в сентябре 1987 года я по почте отправлял ученому секретарю МГМИ автореферат своей докторской диссератции и ждал сообщения, когда мне установят время защиты. Оказывается, по приезду в Москву, Марс Фазылович заехал в МГМИ и спросил об этом у ректора. А ректор вызвал ученого секретаря и потребовал автореферат Абдураманова. Целый час она искала автореферат и с трудом нашла. Если бы Марс Фазылович не поднял этот вопрос вовремя, то может быть, я ждал бы приглашения на защиту еще очень долго. Вот какой он был ректор – заботливый, отзывчивый, понимающий.


Большое значение М. Уркумбаев придавал живому участию преподавателей ДГМСИ в работе больших научных форумов. В моей памяти навсегда остались V и VI Всесоюзные съезды по теоретической и прикладной механике, состоявшиеся в г. Алматы (1981г.) и в г. Ташкенте (1986г.) Председателями этих съездов были союзные академики. Эти форумы были настолько грандиозными, что в каждом из них принимали участие более тысячи ученых со всего мира. Там можно было увидеть всемирно известных ученых, слушать их доклады. Съезды длились по десять дней. Но попасть туда было нелегко. Тематика докладов отбиралась в Москве специальной комиссией. Наших докладов в повестке дня соответствующей секций съезда не оказалось. Но оргкомитет включил нас в список участников съезда. Марс Фазылович и здесь проявил свой незаурядный талант – организовал для нас семинар со знаменитыми учеными из Москвы и Киева. Эта была своеобразная ступенька научного роста будущих докторов наук ДГМСИ. Уже на VI съезде, который состоялся в г. Ташкенте, мой доклад был включен официально в одну из секций съезда, а Марс Фазылович значился в числе почетных гостей съезда. Значение этих двух научных съездов для ученых-механиков Средней Азии и Казахстана было настолько велико, что вскоре в каждой союзной республике образовались свои специальные комитеты по теоретической и прикладной механике.
В 1981 году в ДГМСИ приехал из Москвы выдающийся гидродинамик Лятхер Виктор Михайлович. И опять же благодаря Марсу Фазыловичу я получил возможность поговорить с ученым столь высокого ранга и проконсультироваться. Я попросил Виктора Михайловича обозреть мою первую монографию «Механика вихревых и винтовых потоков жидкости…», состоящую из 80 страниц. Особого желания вникнуть в суть сочинения кандидата наук у него вовсе не было, но в оглавлении книги его заинтересовал параграф «уравнения Навье-Стокса в функциях «вторых вихрей». Всего две страницы Виктор Михайловия прочитал быстро и сказал, поедем со мной в гостиницу и там поговорим. Два часа потратит он на беседу со мной и предложил подготовить диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук. На следующий день, прочитав лекцию для студентов старших курсов и преподавателей, снова велел мне поехать с ним в гостиницу «Жамбыл». К моему удивлению, он подарил мне копии множества статей, посвященных вихревым и винтовым потокам жидкости, сшитых в виде сборника. До сих пор мне непонятно, для чего он привез этот сборник статей, чтобы в свободное время изучить их поглубже или искал человека, которому можно было бы их подарить.
Все новое в науке с трудом прокладывает себе дорогу. Так было и с моими вакуумгидроциклонными насосными установками. Нашлись квазиученые, которые сперва стали соавторами моих трудов, а потом претендовали на авторство. Далее создавали искусственные преграды, всячески отодвигая защиту моей докторской диссертации. В середине 1987 года об этом я рассказал Марсу Фазыловичу и оставил ему свой автореферат диссертации. После этого прошло больше года. В конце июня 1988 года состоялась защита в МГМИ. Я старался не афишировать, хотел, чтобы как можно меньше людей знали об этом, в том числе, недоброжелатели. Но не тут-то было. Они узнали и специально прилетели в Москву, заняли места в полном зале и приготовились к атаке. Организовали один отрицательный отзыв. Когда закончился мой доклад, посыпались вопросы. Их было так много, что процедура вопросов и ответов длилась более трех часов. Прения обещали быть жаркими.
Именно в этот момент первым выступил Марс Фазылович. «Я не стану анализировать научных результатов соискателя» я не специалист этой отрасли наук, это я оставляю вам, членам Совета. Я ректор того института, где соискатель работает с 1976 года. И расскажу только о его человеческих качествах, трудолюбии и о том, что эта работа выполнялась с основном в ДГМСИ, у нас на глазах, мы поэтапно были в курсе всех дел соискателя. Многие результаты научных работ Абдураманова опубликованы за последние 10 лет. Он очень честный, трудолюбивый, к своим обязанностям относится с большой ответственностью. Научную сторону диссертации оставляю оценить вам, членам диссертационного совета», - сказал он. После его выступления обсуждение пошло по своему руслу. Результат был положительный. Многое можно рассказать также о том, что он первым в СССР поднимал проблему и осуществил на деле обучение студентов на хоздоговорной основе. Актуальность этой проблемы тогда понимали не многие. А он все предвидел и принимал правильные, выверенные решения.

 АБДУРАМАНОВ А.
Заслуженный деятель науки и образования,
д.т.н., профессор