Профессор Уркумбаев М.Ф.

     Когда мне исполнилось 40 лет, и я был полон энергии перевернуть мир – мне говорили, что это старость молодости. Когда мне исполнилось 50 лет  и жизнь уже немножко поколотила меня  – мне говорили, что это молодость старости. Когда мне исполнилось 60

лет, глядя на прожитые годы, я пришел к  таким  выводам: в 20 лет – хочется, но не можется, в 30 лет – можется, но не на что, в 40 лет – можется и есть на что, в 50 лет – хочется, но уже не можется, в 60 лет – есть на что, но не хочется и не можется.
    И вот к 70 годам уже обладаешь опытом прожитых лет, как писал Леонардо да Винчи: «мудрость – дочь опыта», видимо, поэтому к этому возрасту люди считаются мудрыми. Так ли это, не мне судить, но к старости у умного человека остается только выражение лица. Однако,  мне думается, опыт – это школа, в которой человек узнает, каким охламоном он был раньше.
70 лет – это не морщины на лице и рубцы на сердце, а перемещение центра тяжести бытия внутрь себя. 70 – это когда лекарства становятся едой, а еда – ядом. Можно дожить до 100 лет, если отказаться от всего того, ради чего хочется жить 100 лет. В конечном счете, важны не годы в твоей жизни, а жизнь в твоих годах. Мне не хотелось бы, чтобы обо мне  говорили – он прожил долго, но жил мало. И только в 70 понимаешь, что смысл  жизни заключается в самой жизни, в ритме каждого дня, каждого часа.
    К 70 годам я понял, что нервы портятся легче, чем исправляются, и чем старше человек, тем больше проявляется у него уважения и почтения к медикам, но, преимущество доктора заключается в том, что он не обязан следовать собственным советам. К 70 годам у больного и врача разные интересы: у первого – здоровье, у второго – болезнь. Но понимаешь в этом возрасте главное, что если больной - доктор и при том технических наук -  очень хочет жить, врачи бессильны. Кстати, врачи – это единственная профессия, которая неустанно старается разрушить основу собственного существования. Наша современная жизнь ежедневно доказывает, что это им никогда не удастся. Так что – век живи – век лечись.
     В 70 лет понимаешь, что среди людей, окружавших тебя, многие называли себя твоими друзьями, если ты был прав, но настоящих друзей я определял, если они были со мной даже тогда, когда я был не прав. Большинство моих коллег, с которыми я прожил эти 70 лет, похожи на вино: некоторые превратились в уксус, но лучшие с возрастом становились лучше.
     В 70 лет понимаешь, что человек, не имеющий недостатков, имеет очень мало достоинств, поэтому я никогда не подсчитывал достоинства и недостатки своих коллег, а верил в их честность и справедливость, так как секрет жизни – это честность в делах и если сумеешь их имитировать – успех обеспечен.
     В 70 лет я понял, что телевидение и радио отмечают минуты- мгновения жизни, газеты – её часы, книги – дни. А вот что отмечают годы – я так и не понял, но некоторые уроки жизни и выводы сделал:
  - человеку нужно пару лет, чтобы научиться говорить и  70 лет, чтобы научиться держать язык за зубами  (правда, последнее мне пока не удалось);
  - в 55 лет, когда  стал вдруг безработным, я понял, что величие и уважение начинается только после того, как упадешь;
  - к 70 годам всему веришь, люди средних лет всех подозревают, молодые все знают;
  - молодость счастлива тем, что у неё есть будущее, а старость счастлива тем, что у неё есть прошлое. При этом никто не желает старости, но все хотят долго жить;
  - формула долголетия: в молодости старайтесь быть реалистом, когда доживете до 70 станьте идеалистом - проживете дольше;
  - в 70 лет понимаешь, что жизнь это борьба, а не победа, причем борьба всю жизнь. Жизнь – это то, что с тобой случается как раз тогда, когда у тебя совсем другие планы. Чем больше ты думал, чем больше ты делал, тем больше ты жил. Кто жил достойно в наше неспокойное время, тот останется жить во все времена. (Кстати, выходные дни тоже засчитываются в срок жизни). Но самое плохое в жизни то, что она проходит.
    В различные периоды жизни характер, добродетель и пороки человека меняются, вот и у меня к 70 годам тоже изменились: я  перестал интересоваться мнением тысяч дураков, но всегда был любезен с теми, кто моложе меня, ибо именно они, возможно, напишут обо мне.
    К 70 годам начинаешь понимать, как был прав Ларошфуко, когда писал : «Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно заблуждается, но тот, кто думает, что мир не может обойтись без него, заблуждается ещё больше».
    (Эту часть за двойными скобками, написанную для студенческой молодежи, я не прочитал, так как почувствовал усталость аудитории, но в тексте это осталось и я предоставляю читателю без изменения).